Интервью

Дискотека и жизнь

- Варин Александр Александрович! – прочитал он в начале списка, и замершее было сердце забилось, как ритм секция, в то время как вокалист – то есть душа – выводила фальцетом одно только слово: «Приняли! Приняли! Приняли!» Вокально инструментальным ансамблем он и ввалился в приемную комиссию для уточнения дальнейших действий.
- Фамилия? – спросил молодой человек в майке с надписью АC/DC, оторвав вооруженный огромными очками взгляд от каких-то бумажек.
- Варин.
- Приняли?
- Приняли, - подтвердил Сашка.
- Ну, вот и гуляй до сентября, - улыбнулся очкастый и уже, когда Сашка совсем почти исчез за извилиной коридора вслед ему прозвучала загадочная фраза: «Подумай пока чем будешь заниматься».

Чего, собственно тут было думать. Заниматься он будет прикладной математикой. Во всяком случае, это было бы логично, учитывая название факультета, куда он только что поступил. И хотя – об этом он уже слышал – МАИ – институт особый и секретный, вряд ли он был настолько секретным, чтобы названия факультетов не отражали их суть.

Поэтому в тот же вечер Сашка с друзьями отправился на дискотеку. Куда-то в Крылатское. Для человека, впервые попавшего на подобное мероприятие, там было немало удивительного: и светомузыка, брызжущая разноцветными лучами в ритме танца, и подтанцовочная команда, профессионально завораживающая отточенными движениями, и сама публика, люди, казавшиеся нереальными, как минимум прибывшими с другой планеты…

Сашка попытался разобраться, в чем тут секрет. И вскоре действительно разобрался. Правда, для этого ему пришлось сходить на дискотеку еще пару раз. Результаты его исследований выглядели следующим образом. Во-первых, музыкальные номера в течение одной дискотеки не повторяются. Во-вторых, все они звучат примерно в одном и том же ритме. В третьих, серии, состоящие из нескольких быстрых номеров время от времени прерываются одним медленным, чтобы публика могла отдохнуть и пообщаться с противоположным полом. И, наконец, в четвертых, по мере приближения финала номера становятся все быстрее и быстрее, а перерывы на отдых исчезают вовсе.

Наступил сентябрь, а вместе с ним учеба, поглотившая первокурсника почти без остатка. Во всяком случае он и думать забыл о летних дискотеках и своих изысканиях, когда однажды, бредя по коридору института встретил того самого очкарика из приемной комиссии.

- Варин! – чему-то обрадовался тот.
- Варин, - подтвердил Сашка.
Очкарик протянул руку и представился:
- Сергей Куроедов, комсорг вашего… нашего факультета, - и тут же спросил: - Ну что, определился уже?
- С чем? – не понял Сашка.
- А ну пойдем со мной.
Сашка подчинился.

Через пару минут Куроедов втолкнул Сашку в прокуренное помещение, в котором сидели стояли и прохаживались с десяток молодых и не очень молодых людей с сосредоточенными лицами.

- Ага, пришел! – обрадовался Куроедову мужчина средних лет с суровым лицом. Он сидел за столом в центре всеобщего брожения и что-то писал.
«Это наш парторг – Виктор Петрович Преображенцев» - объяснил Куроедов.
- Ну, что хочу тебе сказать, - продолжил Преображенцев, едва за вновь прибывшими закрылась дверь, - вот это – он потряс в воздухе стопкой листов формата А-4 – чушь, а не сценарий, не праздник для первокурсников, а черт знает что! Ты хоть подумал, Куроедов, что подумают наши первокурсники о нас с тобой, после такого праздника?
- Нет еще… - оправдывался Куроедов.
- А я вот, подумал, и то, что я подумал, очень мне не понравилось. Так что иди и ты подумай. Может, что-нибудь придумаешь…
- Что же я придумаю, за неделю!? – возмутился Куроедов.
- А может, устроить дискотеку? – предложил Сашка.
- Так, кто это сказал? – Преображенцев чуть не пробуравил первокурсника взглядом, пока Куроедов объяснял:
- Это Сашка Варин, наш первокурсник.
- Комсомолец?
- Комсомолец!
- Член комитета?
- Нет еще…
- Так, ну-ка подойди, дитя…

Сашка подошел к столу, за которым заседал парторг и тут же ощутил свою руку в крепких ладонях Преображенцева.
- Вижу, растет надежная смена, - басил парторг, тряся Сашкину руку. – Сроку тебе пять дней. Куроедов ознакомь молодежь с материальной базой.

Материальная база оказалась в порядке. Музыкальная составляющая вполне соответствовала материальной. Так что через пять дней все было готово. А через семь – в ДК МАИ прошла первая Сашкина дискотека.

- Выходит, подумал, все-таки! – радовался Куроедов, прибежавший поздравить Сашку с успехом. – Завтра же кооптируем тебя в комитет комсомола факультета, а к следующему месяцу с тебя новая программа – учти!

Так дискотека вошла в жизнь студента Александра Варина. Вошла, чтобы остаться в ней надолго: на все пять лет учебы в МАИ.

P.S.

Когда в 1994 году аспирант МАИ Александр Варин решил бросить математику и заняться чем-нибудь более хлебным, и пришел устраиваться на Авторадио, его спросили:
- Что вы умеете делать?
- Я проводил дискотеки в МАИ, - ответил соискатель.
- Вы приняты, - прозвучал вердикт.