Интервью

Кто вы, мистер Варин?

Одиннадцать лет назад он появился на пороге мало кому известной радиостанции «Авторадио» с чемоданом дефицитных виниловых пластинок и idea fix в голове. Придуманный им за ночь проект «Второе дыхание» применительно к хиреющей радиостанции казался тогда дерзким безумием. Но он сумел убедить коллег в верности своей идеи и не ошибся в расчете – рейтинг «Авторадио» быстро пошел вверх, обеспечивая станции не только любовь слушателей, но и солидную коммерческую прибыль. В итоге в накладе никто не остался – «Авторадио» превратилось в одну из самых преуспевающих станций страны, а Александр Варин по праву занял кресло президента «Авторадио». С тех пор прошло уже 10 с лишним лет. «Авторадио» вошло в состав Вещательной корпорации «Проф-Медиа», в которую входит еще две радиостанции - «Радио Диско» и «Радио Энергия». Да и на двери кабинета Александра Варина теперь висит другая табличка – «Президент ВКПМ». В дверь то и дело ныряют люди. Те, кто не успел нырнуть в переполненный президентский кабинет, суетятся и смотрят на часы, гадая, во сколько теперь можно туда попасть. «Прямо как в Кремле»,- весело подумал я, ожидая своей «очереди». И хотя 40-летний юбилей Александр Варин категорически не отмечал, эта круглая дата стала поводом для нашего разговора...

Александр Александрович, среди узнаваемых топ-менеджеров радиобизнеса Вы, пожалуй, единственный, кто не стал защищать уже готовую докторскую диссертацию ради нового для себя дела – «Авторадио». Не жалеете теперь? Действительно, занимался серьезно наукой, окончил аспирантуру на мехмате МГУ. Но перспективы были только научные, которые не позволяли кормить семью. Так что, при всей любви к науке, никакой ностальгии по занятию математикой у меня нет. Да и вернуться, если бы вдруг такая идея мне и пришла в голову, уже невозможно. В той области, которой я занимался, нужно быть все время в потоке. Так что потерянного уже не восстановить. А вот по академической среде есть ностальгия. Меня учили люди, которые знали по пять языков, свободно цитировали поэтов «серебряного века», и все это было само собой разумеющимся. Вот по этой особой среде ностальгия есть.

Сложно было уходить из этой среды в радиовещание? А тут особого противоречия нет, ведь математика, как и другое естественно-научное образование, дает умение ставить и решать задачи. В этом смысле радио не отличается ничем особым от любого другого дела.

Вы ведь и сами были преподавателем. С кем проще работать - со студентами или сотрудниками станции? Я бы так не стал делить. И там, и здесь люди. Там молодые, здесь немножко взрослее. Принципы общения схожи.

Вы на пустом месте начали возводить радиоимперию… Не было страшно? Да нет, чего ж тут страшного? Это опять все то же умение ставить и решать задачи, шаг за шагом. Последующая задача вытекает из предыдущей. Да и никаких планов по созданию радиоимперии тогда мы не строили. Была просто работа. На каждом этапе было видно, что делать дальше. Главное, чего бы мне не хотелось в итоге – чтобы наша корпорация превратилась в контору с клерками, где из года в год происходит одно и то же.

Вы принесли из дома чемодан виниловых пластинок, и в эфире зазвучала музыка семидесятых – восьмидесятых… А не возникла мысль, что музыка прошлого не приживется? В начале 90-х FM-диапазон представлял собой модное молодежное развлечение. Это была эпоха «Европы плюс», «Радио Максимум». После падения железного занавеса они знакомили нас с прогрессивной западной поп и рок-культурой. Мы же реализовали собственные интересы: принесли свои кассеты, «катушки» и поставили ту музыку, которую слушали сами. «Авторадио» было первой радиостанцией, которая сделала что-то свое, а не импортировала с Запада. Может, это не было так стройно, профессионально и красиво, но зато от души. Мы делали то, что нравилось нам, нашему окружению, а, следовательно, еще очень большому кругу людей, которые были на нас похожи. И не ошиблись, как показало время.

А вы сами какую из своих радиостанций слушаете? «Авторадио». Я как раз являюсь целевой аудиторией этой радиостанции.

А сын и жена что слушают? Моему сыну десять лет, и он слушает «Авторадио», скорее всего, потому, что ему нравятся «Мурзилки International»». А жена слушает «Радио Энергия».

Дома по этому поводу не возникает разногласий? Бывает. Но мы все же стараемся договариваться.

Вы как-то говорили, что « Авторадио» для вас - это жизнь. Жена не ревнует? Да, «Авторадио» для меня - это жизнь. И надеюсь, не только для меня. Творческое, да и любое другое дело должно быть таким, чтобы достичь каких-то успехов. А жена уже привыкла.

Вы часто выступаете в эфире «Авторадио» как президент. А в роли ди-джея не хотели бы себя попробовать? Пробовал когда-то. Достаточно долго, почти год, работал в эфире. Но быть ди-джеем и одновременно заниматься административной работой невозможно. На «Авторадио» есть президент, и это не абстрактная фигура, а совершенно конкретная. Я периодически выхожу в эфир, чтобы что-то пообещать, а потом это выполнить. Так принято на «Авторадио», и я не вижу в этом ничего плохого.

А если бы вы все же вели свою программу, какой бы она была? Скорее всего, это было бы какое-то интерактивное ток-шоу.

Какой вы руководитель? Это лучше спросить у сотрудников. Но я не думаю, что строгий. На радио ничего не будет работать, если издавать циркуляры, приказы, инструкции, уведомления. Продукт должен быть плодом коллективных усилий – цели и задачи, которые мы перед собой ставим, должны быть общими, а не навязанными руководством. А люди, которыми нужно руководить и что-то им без конца объяснять, здесь уже давно не приживаются.

Дмитрий Титоренко